Под знаком качества

 

Интернет-приемная

 

Горячая линия для потребителей

 

Нарушители прав потребителей

 

Защита прав потребителей в суде

 

ОПРОС

Как часто вы сталкиваетесь с нарушениями прав потребителей?

Каждый день
Иногда
Довольно редко
Никогда

 

Под знаком качества

В интересах покупателей Союз потребителей РТ усиливает общественный контроль
Российская газета Регион. Ольга Иванова. Казань

Ежемесячно в Союз потребителей Татарстана обращаются за помощью более тысячи человек. Большинство общественных организаций, в том числе и с экономической точки зрения, эта цифра только порадовала бы. Логика проста: чем больше нарушений в сфере защиты прав потребителей удастся выявить, тем выше окажется сумма штрафов. И людям бы помогли, и в накладе бы не остались. Однако председатель Союза потребителей РТ Марс Исмагилов убежден в обратном. Почему?

МАРС ИСМАГИЛОВ: Если люди недовольны качеством товаров и услуг, это говорит о неблагополучии на потребительском рынке в целом. А нужно, чтобы таких ситуаций было как можно меньше. Поэтому мы стараемся вести работу на предупреждение, и основной акцент делаем на информировании граждан. Люди вправе знать, что они покупают безопасный продукт. Даже если речь идет о дешевой колбасе. Даже если в ней есть соя: ничего страшного, если только это указано на упаковке.

Выбор все равно за покупателем. Главное, чтобы людей не обманывали. Этого мы и добиваемся всеми возможными способами. К примеру, очень долго судились с сетью магазинов «Магнит» по поводу трех видов фальсифицированного масла, которое они продавали, и выиграли. Больше таким товаром здесь не торгуют.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: Марс Марсельевич, с судами все понятно. А какой толк от дегустаций, которые Союз потребителей Татарстана проводит теперь регулярно?

МИ: Мы каждый месяц тестируем тот или иной продукт. Какой именно, зависит, в том числе, и от жалоб потребителей. Покупаем однородную продукцию, например, молоко одной жирности, и приглашаем преподавателей отраслевых вузов продегустировать. Если качество вызывает сомнение, заранее заготовленные обезличенные образцы отвозим в лабораторию. Если экспертиза подтверждает наличие нарушений, даем информацию в прессу, что такой-то продукт покупать не стоит.

Хотя это и не нравится производителям. Несколько лет назад у нас была история с «Вамином» — татарстанским производителем молочной продукции. Во время дегустации эксперты забраковали молоко. Экспертиза показала, что продукт качественный, но пахнет силосом (по-видимому, из-за того, что плохо следят за кормами). А по нормативам такого быть не должно.

Знаете, как обиделись! Обвинили нас в том, что мы не поддерживаем местного товаропроизводителя, даже повторную дегустацию с участием специалистов «Вамина» провести потребовали.

А на самом-то деле мы за местную продукцию. За наше, татарстанское молоко. Оно же проходит самый короткий путь от коровы до потребителя. Но вкусовые и другие качества должны соответствовать требованиям. И контролировать это должны сами производители.

РГ: Информация в прессе о некачественном товаре рассчитана на потребителей. А магазины и изготовители на нее как-то реагируют?

МИ: По-разному бывает. Например, даем информацию о том, что такой-то продукт не стоит покупать в «Бахетле». Так нам звонят не из магазина, а звонят производители и поставщики. Говорят, что из-за публикации отдел качества «Бахетле» отказывается принимать их продукцию, что они готовы предъявить нам результаты новых лабораторных анализов и даже заплатить, лишь бы сообщение об изменившемся к лучшему качестве товара появилось в печати.

Вот это и есть настоящий контроль! Ни Роспотребнадзор, ни другие контролирующие органы уже не нужны. Производитель сам позаботился о качестве. Так и должно быть. Знаете, как на Западе? В Америке ни один магазин не открывается без разрешения общественной организации.

РГ: Вы как руководитель общественного движения участвуете в работе советов многих органов власти, пытаетесь отстаивать права потребителей при принятии важных решений, касающихся большого количества людей. К вам прислушиваются?

МИ: Не всегда. Взять хотя бы последнее повышение платы за проезд в общественном транспорте. Я считаю, что экономических оснований для этого не было. Понятно, что городу необходимо купить новые автобусы, но причем здесь пассажиры? В той же Башкирии, к примеру, этот вопрос решили другим образом. Там и на покупку 500 автобусов деньги нашлись, и стоимость проезда осталась на уровне восемнадцати рублей. Но, к сожалению, наши доводы в расчет приняты не были.

Или другой пример. Хотели начать акцию по управляющим компаниям, которые незаконно взыскивали плату за ОДН. По закону требовать возврата средств должен сам потребитель, но он об этом может ведь и не знать. Поэтому мы намеревались подать иск в суд от неопределенного круга лиц, о чем предупредили управляющие компании. Они в ответ: если вы так поступите, мы закроемся, будет социальный коллапс. Сейчас вот думаем, как быть в этой ситуации. Так что улучшение потребительского рынка РТ, а именно такую задачу преследует наша организация, сегодня дело не простое. Трудностей хватает.

РГ: При этом Основной закон республики на вашей стороне…

МИ: Конституция Татарстана в этом смысле уникальна — в ней есть 51 статья, которая защищает права потребителей и поддерживает общественные движения. Но вот в чем проблема. Статья-то есть, но, для того чтобы она работала, должны быть приняты закон, постановления. А подобные документы в республике, увы, до сих пор отсутствуют.

РГ: Помимо общественников, защитой прав потребителей занимаются и госорганы: Роспотребнадзор, Госалкогольинспекция. На ваш взгляд, этого недостаточно?

МИ: У каждого свои задачи. Но ближе всех к людям все-таки муниципалитеты. Когда что-то происходит, люди прежде всего идут к ним. Но у муниципалитетов нет лишних средств. Содержать комитет по защите прав потребителей и бесплатно помогать людям им неинтересно. Тем не менее никто же не запрещает делать это за деньги. Они же, как и общественная организация, могут подавать в суд, получать штраф, то есть быть самоокупаемыми. Нужно только найти форму, муниципальное унитарное предприятие создать, например. Мы хотим выйти с таким предложением. Ведь чем больше организаций будет защищать права потребителей, тем лучше.